История

Экспериментальная фонетика в Санкт-Петербургском государственном университете: вторая половина столетия   (Л. В. Бондарко)

Кабинет экспериментальной фонетики был создан при кафедре сравнительной грамматики и санскрита по инициативе С. К. Булича (1859-1921) в 1899 г. Сам год создания Кабинета не был ознаменован началом интенсивных исследований. Десять лет спустя хранителем Кабинета становится Л. В. Щерба, благодаря деятельности которого и возникает Лаборатория экспериментальной фонетики. Прослушав в 1906 г. курс лекций по фонетике у проф. Сиверса в Лейпциге и проведя следующий год в занятиях по фонетике в Париже, в Лаборатории экспериментальной фонетики Коллеж де Франс, руководимой Ж. П. Руссело, Щерба не только приобретает нужную для этой должности квалификацию, но и провозглашает необходимость введения в курс университетских лекций преподавания общей фонетики. По его мнению, знакомство с фонетическими аспектами речевой деятельности совершенно необходимо для понимания многих разделов науки о языке. Во вступительной лекции ("Экспериментальная фонетика, ее история и значение"), прочитанной Л. В. Щербой в октябре 1909 г., фонетика представлена впервые как самостоятельная наука. Первые приборы Щерба покупает в 1908 г. в Париже из своей стипендии, но начиная с 1910 г. кабинет ежегодно получает по 1000 р. на приобретение учебных пособий, и среди них на первом месте - необходимые приборы. Кимографы, установка для работы с палатограммами, наглядные пособия в виде заспиртованных гортаней, муляжей гортани и уха, наборы камертонов и другие необходимые для фонетиста устройства использовались и в научных исследованиях, и в преподавании. Для начала XX века, когда Л. В. только приобретал аппаратуру в Европе, это были лучшие образцы, принятые в самых передовых исследовательских центрах. Уже к 1914 году Лаборатория была снабжена оборудованием, которое позволяло проводить на необходимом научном уровне экспериментально-фонетические исследования. Так, по специальному заказу Л. В. Щербы известная немецкая фирма Циммерманна изготовила уникальную коллекцию камертонов, дающую непрерывную серию тонов от 20 до 2500 Гц с интервалами в 4-8 Гц. В нашей стране это единственная коллекция, хранится она на кафедре фонетики. 

Условно историю экспериментально-фонетических исследований, проводимых на кафедре фонетики (Лаборатория до последнего времени не была самостоятельным подразделением и существовала как виртуальная структура сначала при кафедре общего языкознания, а затем в пределах кафедры фонетики, созданной Щербой в 1932г. путем отделения от кафедры общего языкознания), можно разделить на периоды следующим образом: становление 1898-1914 гг., довоенный период - до 1941 г., послевоенный период - 1945 - по настоящее время. Первые два периода теснейшим образом связаны с деятельностью Л. В. Щербы, последний - с работой его учеников и учеников его учеников. Можно сказать, что традиция - при всем развитии методик, идей, задач - осталась непрерывной: основные направления и интересы были сформированы уже в ранние периоды. Это - поиски фонетических коррелятов тех функциональных единиц, которые образуют фонологический ярус языковой системы; экспериментальные исследования неизученных языков (в том числе и малых языков народов России); изучение фонетических свойств ряда европейских языков; сотрудничество со специалистами, представляющими прикладные направления фонетики - от логопедов и сурдологов до инженеров-связистов и акустиков.

Несколько слов о смене поколений. М. И. Матусевич исполняла обязанности заведующей кафедрой фонетики с ноября 1941 г., а в марте 1943 г. была официально утверждена в этой должности приказом ВКВШ (Всесоюзный Комиссариат Высшей Школы). Область научных интересов Матусевич - исследования фонетики ряда языков народностей Севера: нивхского (гиляцкого), удейского, эвенского (ламутского), эвенкийского. Кандидатскую диссертацию, "Введение в общую фонетику с приложением системы фонем ербогоченского говора эвенкийского языка на основе экспериментальных данных" она защитила в 1943 г.

В дальнейшем "Введение в общую фонетику" стало абсолютно обязательной для каждого студента-филолога книгой - если не для постоянного чтения (как среди фонетистов), то для подготовки к зачетам и экзаменам по введению в языкознание и общему языкознанию. Позже была написана и издана другая важная книга, посвященная фонетике русского языка "Современный русский язык. Фонетика" (М., 1976). Матусевич занималась экспериментальным исследованием и ряда других языков. Среди последних работ - статьи по фонетике болгарского языка. Именно Матусевич принадлежит приоритет в разработке особой методики слухового анализа фонетических данных. "Слуховые семинары", которые она проводила, стали началом научного пути для многих десятков исследователей самых разных языков.

Л. Р. Зиндер заведовал кафедрой фонетики всего 11 лет - с 1966 до 1977 г. Полностью сохранив требовательное отношение к фактологическому подкреплению концептуальных положений языкознания, Зиндер в своих трудах уделяет особое внимание и собственно теоретическим проблемам, уточняя и развивая многие положения щербовской теории. К числу важнейших нужно отнести уточнение роли щербовской триады язык - языковой материал - речевая деятельность. В своих лекциях и многочисленных научных трудах Зиндер неоднократно возвращается к этой проблеме и наиболее отчетливо сформулировал основное преимущество этой триады перед соссюровской оппозицией язык - речь в одной из своих последних статей (Л. В. Щерба и школа Щербы наших дней // Экспериментально-фонетический анализ речи: проблемы и методы. Вып. 3. СПб, 1997. С. 3-12).

С момента основания кафедра фонетики становится центром исследований самых разных звуковых систем, использующихся в речевом общении. Наряду с традиционными работами по русской фонетике продолжаются начатые ранее исследования фонетики языков Сибири и Дальнего Востока, необходимые для создания письменности и для теоретического осмысления типологического разнообразия фонологических систем. Кроме палеоазиатских (нивхский, корякский, чукотский), тунгусо-манчжурских (эвенский, эвенкийский), финно-угорских (мансийский, хантыйский, саамский), проводятся исследования по ряду иранских (осетинский, таджикский, курдский, белуджский и др.), кавказских (аварский, лезгинский и др.), тюркских (азербайджанский, казахский, туркменский, каракалпакский, киргизский, узбекский и др.), монгольских и других языков народов, населявших нашу страну до недавнего времени. Одновременно проводятся и работы, посвященные фонетике тех языков, которые преподаются на филологическом факультете. Хорошо известный в настоящее время фонетический метод изучения иностранных языков (при всем его прагматизме) ориентирован на постулат о первичности звуковой формы языка и тесной зависимости между производством и восприятием речи.

В этом сообщении нет возможности сколько-нибудь подробно остановиться на развитии фонологической теории, а само развитие экспериментальных методик не только было необходимо для проведения прикладных исследований, но в значительной степени и обеспечивалось заказчиками таких исследований. Прикладные исследования, проводившиеся на кафедре фонетики начиная с первых послевоенных лет, можно охарактеризовать в соответствии с основными задачами, которые решались в каждом конкретном случае.

Одно из традиционных направлений для фонетистов - участие в работе по оценке качества каналов связи. Здесь нужно упомянуть многолетнее сотрудничество Л. Р. Зиндера с ВКАС (Всесоюзная Краснознаменная Академия Связи), направленное на создание артикуляционных таблиц. Эти таблицы представляли собой бессмысленные звукосочетания, произносимые тренированным диктором на передающем конце канала связи и принимаемые через этот канал группой аудиторов. Качество канала определялось количеством правильно принятых звуков (заметим, что именно при помощи этих таблиц, созданных на кафедре под руководством Л. Р. Зиндера, оценивалось качество микрофона, который был у Ю. А. Гагарина во время его пребывания в космосе).

Уже в самые первые годы работы над артикуляционными таблицами Л. Р. Зиндер ставит вопрос о необходимости учитывать при их составлении сведения о сочетаемости звуков в конкретном языке и о вероятности появления звуковых последовательностей. В дальнейшем это привело Л. Р. к организации статистического исследования текстов на русском языке, положившего начало целой серии работ, посвященных статистическим характеристикам транскрибированной и реально звучащей речи. Непосредственно к этому направлению относятся и более поздние работы А. С. Штерн по построению сбалансированных артикуляционных таблиц и текстов.

С задачами улучшения каналов, по которым передаются речевые сообщения, связаны и работы по исследованию особенностей восприятия речи в условиях шума, представленные также в серии исследований А. С. Штерн.

Другим прикладным направлением было исследование фонетических свойств различных параметров речевого сигнала. Так, конкретными задачами автоматического распознавания речи были инициированы исследования акустических характеристик твердости - мягкости русских согласных, акустических характеристик безударности, акустических характеристик разных темпов произношения и так далее. Эти работы выполнялись в соответствии с заданиями, согласованными с отделом речевых исследований НИИ Дальней Связи, и финансировались этим институтом. Основными исполнителями были сотрудники кафедры Л. В. Бондарко, Л. А. Вербицкая, Л. П. Щербакова - конечно же, при постоянном руководстве и внимании со стороны Л. Р. Зиндера.

Одновременно проводились и исследования просодической организации высказывания, имевшие также сугубо прикладное значение - а именно, для их дальнейшего использования в системе синтеза речи. Наиболее интенсивно работала в этом направлении Н. Д. Светозарова в тесном контакте с сотрудниками Пензенского НИИ.

Кроме акустических свойств как фонетически важных признаков речевого сигнала на кафедре исследуются особенности восприятия разных речевых последовательностей - от слогов до целых текстов. В качестве стимулов используются как естественные, так и синтезированные звуковые последовательности. Практические задачи заключаются в том, чтобы найти механизмы, при помощи которых человек преодолевает вариативность акустических свойств речевых сигналов, и использовать подобные механизмы в системах автоматического распознавания. Многолетнее сотрудничество с Лабораторией физиологии речи Института физиологии им. И. П. Павлова Академии Наук, лабораторией, руководимой Л. А. Чистович и В. А. Кожевниковым, было очень значительным событием для развития проблематики и методики фонетических исследований.

Значительную часть работ, имеющих прикладное значение, составляют исследования произносительной вариативности, характеризующей современное состояние русского языка. К числу таких работ относится массовое обследование речи жителей г. Ленинграда (150 человек рассказывают одну и ту же сказку), анализ свойств спонтанной речи в отличие от речи-чтения, исследование региональных вариантов русской речи в разных диалектных областях и в бывших республиках СССР. В связи с задачами такого исследования встал вопрос о свойствах записываемого материала и создается несколько вариантов экспериментального текста - диагностический (содержащий такие слова и сочетания, которые могут быть использованы для однозначной идентификации диалектных или языковых особенностей говорящего); фонетически представительный (составленный из наиболее частых слогов, представленных в разнообразных по жанру и статистически представительных текстах); сбалансировнный, т. е. содержащий гласные и согласные в соответствии с задаваемой исследователем частотой.

Произведенные в многочисленных регионах страны записи одного и того же текста, сочетавшего свойства фонетически представительного и диагностического, позволили создать уникальную фонотеку, содержащую звуковые иллюстрации ко всем отмеченным произносительным особенностям. Их подробное исследование обеспечило и успешную разработку проблем нормализации произношения, теоретическое осмысление закономерностей образования и изменения произносительной нормы. Это направление представлено целой серией работ Л. А. Вербицкой.

Щербовский интерес к методике преподавания языка вызвал к жизни интенсивную разработку идеологии и практики компьютерных методов обучения. Разработанная при участии сотрудников кафедры обучающая программа по русскому языку как иностранному была признана лучшей в 1996 г. на международной конференции в Гронингене, посвященной таким программам. Работы в этом направлении продолжаются и развиваются. При этом и такие традиционные обучающие "технологии", как создание учебников и учебных пособий, подготовка демонстрационного материала для занятий по фонетике изучаемого языка, в полной мере развиваются сотрудниками кафедры.

Фонетические исследования, необходимые для создания системы синтеза произвольного письменного текста проводятся в стенах кафедры благодаря активности П. А. Скрелина практически непрерывно, и сейчас уже можно продемонстрировать бесспорные успехи при компилятивном дифонном и аллофонном синтезе. Заложенные Щербой связи со специалистами в области распознавания речи, реабилитации речи и слуха расширились и укрепились в дальнейшем. Об этом могут свидетельствовать, например, постоянное участие в работе школы семинара "Автоматическое распознавание слуховых образов" (АРСО) с середины 60-х годов и до последнего времени; 7 сборников под названием "Слух и речь в норме и патологии", вышедшие уже в 70-е-80 е годы и явившиеся результатом тесных и плодотворных контактов кафедры с сурдологами, логопедами, дефектологами. Эти связи существуют и сегодня: кафедра включена в общегосударственную программу "Интеграция", в рамках которой осуществляется сотрудничество с Институтом Информатики РАН, Лабораторией инженерной лингвистики и кафедрой детской речи Государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, отделом исследования речи Института физиологии им. И. П. Павлова РАН.

60 лет тому назад Щерба пишет о необходимости создания архива живой речи всех народов, населяющих Союз: "... Записать на дисках образцы языков и говоров всех народов СССР и создать из них "дискотеку", подобную, а следует надеяться, и гораздо лучшую, - давно существующим архивам Парижа, Берлина и Вены". Эта идея не была воплощена в жизнь долгие годы. Причины здесь разные, но все они никак не связаны с научным потенциалом кафедры. Сегодня, спустя 60 лет после появления докладной записки Щербы, можно сказать, что этот аспект фонетической работы на кафедре осуществляется в той мере, в какой позволяют внешние по отношению к существу дела обстоятельства: финансовое обеспечение заработной платы, помещение для работы, материально-техническая база.

Записи звучащей речи проводились для разработки разных проблем и представлены в разнообразных формах. Это и записи на магнитофоне русской речи на территории бывшего СССР, послужившие основой для исследования особенностей функционирования звуковой системы русского языка в условиях внутриязыковой и межъязыковой интерференции; это и записи спонтанной монологической и диалогической речи, ориентированные на выяснение статистических характеристик такой речи по сравнению с транскрибированными по орфоэпическим правилам письменными текстами; это и Фонетический фонд русского языка, содержащий записи разных по типу реализации единиц (от слога до текста) в произношении представителей московского и петербургского варианта орфоэпической нормы. С момента создания этого Фонда началась работа по усовершенствованию способов хранения и обработки звуковой информации, и весь материал Фонда представлен не только в виде магнитных записей, но и в цифровом виде в памяти компьютера и на CD. Совершенно особое место в работе по созданию фонетических архивов занимает работа, связанная со своеобразным возрождением забытых или малодоступных записей. Здесь нужно начать с контактов кафедры и фонограммархива Пушкинского Дома, где хранятся несметные богатства, представленные записями на разных языках и сделанные в разное время. Первым опытом оживления этой коллекции была совместная работа над записями былин на севере России. В результате подробного слухового анализа была произведена транскрипция текстов и было выпущено специальное Приложение к БФФ (см. об этом в конце текста), содержащее как сами тексты, представленные в орфографической и транскрипционной записи, так и соответствующий звуковой материал на аудиокассете. На более высоком профессиональном и техническом уровне выполнен проект "Сказки русского Севера", включающий как аудиозаписи этих сказок, так и литературоведческий и фонетический комментарий к текстам, орфографическое и транскрипционное их представление и, наконец, их организацию в специальную компьютерную систему "Лингвистическая база данных", обеспечивающую наиболее комфортные условия для исследователя этих сказок. CD уже выпущен в свет, и таким образом 20 сказок, пролежавших в виде магнитных записей в стенах фонограммархива более полувека, вышли в современный мир в наиболее приспособленном для знакомства с ними виде. Таким же образом выпущена в свет "Обрядовая поэзия русского Севера".

Очередной круг "развития по спирали", определившийся в начале века широкими филологическими интересами Щербы, совершился и в этом случае, поскольку работа над сказками стала возможна лишь с участием наших литературоведов-фольклористов, осуществивших подбор сказок и их литературоведческий комментарий. Естественным образом обнаружилась потребность в дальнейших тесных контактах при работе над звуковыми архивами и в подготовке молодых специалистов на нашем факультете.

Упоминание Л. В. Щербы о венском фонограммархиве также перекликается с работами, проводимыми на кафедре в наше время. В 1995 г. на кафедре началась работа по восстановлению Коллекции В. М. Жирмунского - записей, сделанных им в 20-30-е годы XX в. при исследовании островных диалектов немецкого языка на территории нашей страны. Эта коллекция была практически недоступна не только для исследователей, но и для самих хранителей - сотрудников фонограммархива Пушкинского Дома, поскольку записи производились технически несовершенным способом, затем хранились в абсолютно катастрофических для таких архивов условиях, поэтому сопоставить звучание с имеющимися текстами было просто невозможно. Работа по восстановлению коллекции стала реальной благодаря поддержке международной программы INTAS и осуществлялась при активном и благожелательном участии профессора Гронингенского университета Тьерда де Граафа и сотрудников венского фонограммархива, обеспечивших как перенос старых записей на современные звуконосители, так и создание специального прибора для работы с таким записями в будущем. Сама расшифровка записей стала возможной лишь благодаря тщательной фонетической и архивной работе Н. Д. Светозаровой.

Знакомство же с самим венским фонограммархивом показало, что идеи о создании "лучшей" дискотеки по сравнению с венской требуют исключительно материальной поддержки. Концепция организации таких архивов в системе компьютерного представления данных разработана на кафедре очень основательно, и выполнение проекта INTAS заслужило самую высокую оценку экспертов международного сообщества. Счастливым случаем для реализации всего направления - лингвистических баз данных - стали исследовательские интересы профессора кафедры П. А. Скрелина, который не только успешно реализует свои идеи, но и сумел организовать целую группу разработчиков этого круга проблем.

Непрерывность развития научных интересов на протяжении всего срока существования кафедры подкрепляется и постоянной темой - исследованием языков народов нашей страны. В последние годы эта тема получила более выразительные названия - исследование языков малых народов и даже исследование исчезающих языков. Как уже говорилось, эти интересы характерны для кафедры с самого ее возникновения, и теперь разрабатываются как частные проблемы конкретных языков, так и общие для современной лингвистики вопросы. Так, при участии кафедры над проектом "Фонетический фонд финно-угорских" языков работают ученые в Республике Мари-Эл, Мордовии, Удмуртии, Коми. Кадровое обеспечение такой работы обеспечивается традиционным способом: проводятся семинары для молодых исследователей, где их готовят к слуховому и экспериментальному анализу речи, дают исходные теоретические установки и вводят в ситуацию, характеризующую современное состояние проблемы.

Одним из важнейших признаков живого развития научной школы является ее роль в подготовке научных кадров, поэтому завершить эту статью хотелось бы некоторыми цифрами. При кафедре существует аспирантура, готовящая специалистов в области общего языкознания, социолингвистики и психолингвистики. Часть работ выполняется по специальности "прикладная лингвистика", что объясняется конкретными задачами исследования. За последние 40 с небольшим лет кандидатские диссертации подготовили и защитили более 200 человек, докторские - более 30 человек. В нашей стране нет сколько-нибудь заметного исследовательского или учебного центра, где не работали бы выпускники кафедры. В настоящее время потребности в специальной подготовке исследователей звучащей речи привели к созданию специализации для студентов "Речевые процессы и технологии". Даже в самые тяжелые годы массового "исхода" умов из науки вообще и из лингвистики в частности кафедра сохранила свою линию и продолжает развиваться как целостный организм.

Было бы естественно сопроводить эту статью списком публикаций, касающихся затронутых здесь проблем. Однако сделать это практически невозможно - ежегодно сотрудники кафедры публикуют около 50 статей или сообщений. Библиография работ Л. В. Щербы известна довольно хорошо по представленному в томе его трудов "Языковая система и речевая деятельность" (Л., 1974) Списку трудов, Библиография трудов Л. Р. Зиндера представлена пока в единственном сборнике "Archives of the languages of Russia", изданном в рамках выполнения программы INTAS небольшим тиражом. Полная библиография трудов М. И. Матусевич еще не издана и ждет своего энтузиаста. Что же касается современных работ последних десятилетий, то даже перечислить те проблемы, которым они посвящены, трудно в рамках одной статьи. Есть надежда, что полная библиография этих работ будет представлена в современной компьютерной версии с необходимыми классифи-каторами. Здесь же назову только некоторые издания, дающие общее представление о структуре исследовательских интересов:

  • Проблемы и методы экспериментально-фонетического анализа речи / Под ред. Л. Р. Зиндера и Л. В. Бондарко. Л., 1980.
  • Бондарко Л. В. Фонетическое описание языка и фонологическое описание речи. Л., 1981.
  • Зиндер Л. Р., Маслов Ю. С. Щерба - лингвист-теоретик и педагог. Л., 1982.
  • Светозарова Н. Д. Интонационная система русского языка. Л., 1982.
  • Щерба Л. В. Русские гласные в качественном и количественном отношении / Ред. и комментарии Л. В. Бондарко и Л. Р. Зиндера. Л., 1983.
  • Бондарко Л. В., Вербицкая Л. А., Гордина М. В. Основы общей фонетики фонетики. Л., 1983; СПб., 1991; СПб., 2000.
  • Экспериментально-фонетический анализ речи. Проблемы и методы. Вып 1 / Отв. ред. Л. В. Бондарко. Л., 1984.
  • Уровни языка в речевой деятельности / Под ред. Л. В. Бондарко. Л., 1986.
  • Зиндер Л. Р. Очерк общей теории письма. Л., 1987.
  • Интерференция звуковых систем / Под ред. Л. В. Бондарко и Л. А. Вербицкой. Л., 1987.
  • Фонетика спонтанной речи / Под ред. Н. Д. Светозаровой. Л., 1988.
  • Экспериментально-фонетический анализ речи. Проблемы и методы. Вып. 2 / Отв. ред. Л. В. Бондарко. Л., 1989.
  • Штерн А. С. Перцептивный аспект речевой деятельности (экспериментальное исследование). СПб., 1992.
  • Вербицкая Л. А., Игнаткина Л. В. Практическая фонетика русского языка для иностранных учащихся. СПб, 1993.
  • Вербицкая Л. А. Давайте говорить правильно. М., 1993.
  • Зиндер Л. Р. Теоретическая фонетика немецкого языка. СПб., 1997.
  • Экспериментально-фонетический анализ речи. Проблемы и методы. Вып. 3. / Отв. ред. Л. В. Бондарко. Спб., 1997.
  • Гордина М. В. Фонетика французского языка, 2-е изд. СПб, 1997.
  • Кузнецов В. И. Вокализм связной речи. СПб., 1997.
  • Бондарко Л. В. Фонетика современного русского языка. СПб., 1998.
  • Скрелин П. А. Сегментация и транскрипция. СПб, 1999.
  • Бондарко Л. В., Вольская Н. Б., Кузнецов В. И., Светозарова Н. Д., Скрелин П. А. Фонология речевой деятельности. СПб., 2000.

Следует добавить и те издания, которые осуществлялись при поддержке иностранных коллег: Бюллетень Фонетического Фонда русского языка / Под ред. Л. В. Бондарко и К. Заппока. N 1-6; вып. 1 - июль 1988; вып. 2 - февраль 1989; вып. 3 - февраль 1990; вып. 4 - сентябрь 1992; вып. 5 - ноябрь 1994; вып. 6 - май 1997. Это издание возникло по инициативе профессора университета г. Бохума Кристиана Заппока, который обеспечивает и финансовую поддержку публикаций. По его же инициативе были выпущены и Приложения к Бюллетеню, сначала с аудиокассетами, а затем и с CD.
При содействии международной программы INTAS осуществлено издание сборника "Archives of the languages of Russia", Saint-Peterburg - Groningen, 1996.